Где найти инвестиции на медицинский стартап?

Персональная медицина, основанная на исследовании генетических данных пациента, генная инженерия, 3D-печать органов и лекарство от старости уже не просто сюжеты фантастических романов. Мировой рынок производства биотехнологической продукции в 2015 году достиг $280 млрд, и до 2020 года, по прогнозам Евразийской экономической комиссии, ожидается рост на 1013% в год. По данным Frost & Sullivan, российский биотех занимает на нем порядка 0,1%, а крупнейший игрок, США,  около 40%.

Деньги с диагнозом1

Больничная карта

В России проекты в сфере биотехнологий не пользуются особым спросом у инвесторов. Горизонт окупаемости большинства из них весьма далек. Например, цикл разработки лекарства может составлять 812 лет, а от молекулы в пробирке до полки аптеки доходит менее 3% проектов. Кроме того, под большую часть новых технологий нет законодательной базы.

Однако если сравнивать с тем, что было пять-семь лет назад, то ландшафт заметно улучшился, в том числе благодаря работе Российской венчурной компании (РВК), фондов РВК и фонда «Сколково», говорит директор фонда RBV Capital Алексей Конов. В 2012 году российское правительство утвердило «Комплексную программу развития биотехнологий до 2020 года», в рамках которой предполагается потратить 1,2 трлн руб., из них 106 млрд  на биофармацевтику и еще 150 млрд  на биомедицину.

«На инновационной биомедицинской поляне начинают появляться первые ростки, и это очень важно. Тем не менее, мне кажется, что достаточно разрозненные усилия институтов развития  это как пытаться обработать обыкновенной тяпкой поле, на котором никто никогда не сеял. Это поле сначала нужно избавить от сорняков и хорошенько перепахать трактором, только тогда на нем что-то сможет вырасти»,  считает Алексей Конов.

Стартапы в ассортименте.

Стартапы в сфере медицины можно условно разделить на несколько категорий: телемедицина (консультации врачей онлайн), фармацевтика, медоборудование (кардиомайки, глюкометры и пр.), проекты на стыке social media и медицины (каталоги и соцсети для врачей), IT-проекты в сфере медицины (порталы для записи в поликлинику) и пр.

Наибольшим вниманием пользуется направление фармы, есть интерес к медицинским девайсам, говорит управляющий партнер Maxwell Biotech Group Дмитрий Попов. При этом, если говорить о разработке новых препаратов, то инвесторы не готовы «заходить» в проекты без клинических данных, обращает внимание вице-президент фонда «Сколково», исполнительный директор кластера биомедицинских технологий Кирилл Каем. По его мнению, важное и интересное направление сейчас  биоинформатика. «Проекты в этой области есть и в биомеде, и в агронаправлении. Благодаря хорошей научной базе в математике, системной биологии и IT Россия имеет очень хороший потенциал»,  считает он.

Также перспективны проекты в сфере телемедицины, но российский рынок не готов к ним в силу законодательства: консультации можно получать только через клиники, все остальное незаконно, обращает внимание на ситуацию инвестиционный директор InVenture Partners Евгений Тимко «Стартапы, которые все же на рынке существуют, разными способами пытаются обойти этот фактический запрет. Например, берут в партнеры клиники, называют консультации second opinion, дают расплывчатые рекомендаци. Еще одна проблема  население не готово платить, поскольку считает онлайн-консультации чуть ли не мошенничеством, да и покупательная способность сейчас падает»,  говорит он.

Чем сложнее проект  тем больше на него необходимо средств, и главным заказчиком часто может выступить только государство. Например, если речь идет о генетическом тестировании на наследственные заболевания или производстве экзоскелетов, здесь помочь может только государство, отмечает Евгений Тимко.

Где взять деньги?

По данным отчета MoneyTree, в 2012 году в России было вложено $11,4 млн в 15 медстартапов, в 2013-м -$13 млн в 13 стартапов, в 2014 году  $35,1 млн в шесть. Большая часть средств  государственные. Активнее всего на рынке РВК: с ее участием создана большая часть фондов, инвестирующих в биотех, и в начале 2016 года сумма инвестиций здесь превысила по доле IT.

Деньги с диагнозом2

На начальном этапе можно пойти к инвесторам, предлагающим посевные инвестиции, например в Фонд посевных инвестиций РВК или Московский посевной фонд (Moscow Seed Fund), либо постараться получить грантовые деньги по программам Минобразования, фонда «Сколково» и Фонда Бортника, советует Дмитрий Попов.

«Я бы не советовал связываться с грантами,  возражает Евгений Тимко.  Это хоть и бесплатные деньги, но наше государство непостоянно и требует заполнения какого-то невероятного количества бумаг, проводит постоянные проверки, не понимая специфики отрасли».

Тем, кто работает в фармацевтике, стоит присмотреться к фонду крупнейшего производителя лекарств в России, компании «Фармстантарт»,  Inbio Ventures, а медицинскими девайсами активнее всего интересуются в РВК. Кроме того, в России есть акселераторы и инкубаторы, где стартапам могут помочь с определением рыночной стратегии, экспертизой и написанием бизнес-плана.

Деньги с диагнозом3

Сами проекты говорят о том, что гранты и акселерационные программы для них были очень полезны. Например, Олег Гранстрем, директор по развитию National BioService (банк для хранения, поиска и анализа биологических образцов), рассказывает, что стартовый капитал на аренду офиса и закупку минимального оборудования проект получил от посевного биофонда РВК. «Кроме того, мы получили грант объемом 5 млн руб. от Сколково, стали резидентами и сейчас делаем на эти деньги проект R&D»,  говорит он.

Генеральный директор RuHealth.net (онлайн-консультации врачей и виртуальная медкарта) Дмитрий Курапеев говорит, что его проект в 2014 году проходил предакселерационную программу в акселераторе iDealMachine и Фонде развития интернет-инициатив. «Программа нам очень понравилась и позволила осмыслить свои ошибки, сделать выводы, как действовать дальше»,  говорит он.

В ожидании перспективы.

Следующий шаг  поиск профильных инвесторов. Как правило, во всем мире фонды для таких инвестиций очень специализированы, и успех для инвестора  не вывод продукта на рынок, а переоценка компании, если на каком-то этапе подтверждаются безопасность и эффективность ее продукта, рассказывает Кирилл Каем. «Нужен очень высокий уровень смешанной экспертизы: научно-технологической в первую очередь, инвестиционной и рыночной  во вторую. К глубокому сожалению, Россия испытывает жесткий дефицит кадров, которые могут объединить обе экспертизы. Людей такой квалификации можно по пальцам перечесть»,  говорит эксперт.

«Фондов, вкладывающих в биомед,  единицы, а с государственными игроками та же история, что с грантами. Стартапам в области биомеда я говорю прямо: скорее всего, денег вам не дадут, рассчитывайте на свои. Или на ангелов с глубокими карманами, которые либо сами болеют тем заболеванием, против которого вы ищете лекарство, либо кто-то из родных»,  категоричен Евгений Тимко.

Его слова подтверждает и Олег Гранстрем: «Настоящий, большой инвестор появился у нас осенью прошлого года, это частное лицо, личные контакты. Он вложил порядка $500 тыс., на которые мы наняли специалистов и открыли филиал в Нижнем Новгороде». Фондов, работающих с биомедом, в России пока очень мало, так что частные инвесторы  чуть ли не единственный способ получения денег, заключает эксперт.

Источник: rbcplus.ru