Уважаемые северчане, рубрика «Персона» продолжает знакомить Вас с деятельностью резидентов Некоммерческого партнерства «Агентство развития предпринимательства — Северск» и сегодня у нас в гостях директор ООО НПП «ТехКерама» Виктор Александрович Калистратов. Предлагаем Вашему вниманию наиболее интересные фрагменты интервью с ним:

 Виктор Александрович, расскажите, пожалуйста, об истории создания Вашего предприятия…

— ООО НПП «ТехКерама» было зарегистрировано в 2006 году. Перед этим мы составили бизнес- план в рамках реализации программы российско-британского партнерства по атомным городам. Затем, практически был заключен контракт с британской стороной и в 2007 году ООО НПП «ТехКерама» начало получать первое оборудование на те средства, которые были выделены нашими британскими партнерами. Получив оборудование, с августа 2007 года мы начали его монтаж. С этого момента практически наше предприятие стало функционировать в рабочем производственном режиме. Мы набрали персонал. Я, кстати, сам пришел в «ТехКераму» тоже в августе 2007 года и мне предложили занять пост директора этого предприятия.

Надо сказать, что полноценная работа «ТехКерамы» началась с 2008 года и продолжается по сей день.

— Из всего, сказанного Вами, следует понимать, что к созданию Вашего предприятия причастно Некоммерческое партнерство «Агентство развития предпринимательства — Северск», не так ли?

— Да, конечно, причем, в полной мере. Без участия НП «АРП-Северск» наше предприятие бы не состоялось. Агентство помогло нам разработать бизнес-план, и не только разработать, но и продвигать его, чтобы мы получили стартовые средства.

— Средства Вам выделили в какой форме? Это был кредит, лизинг или субсидия?

— Финансирование мы получили согласно постановлению правительства Российской Федерации «Об организации российско-британского партнерства» в виде субсидии, то есть, эта форма финансирования предполагает, что средства безвозвратные.

— Надо полагать, что эти деньги были потрачены с пользой?

— Конечно. На эти деньги и было приобретено практически все основное технологическое оборудование, на эти деньги были произведены пуско-наладочные работы, на эти деньги, начиная с 2006 года, осуществлялась выплата зарплаты и налогов. Считаю, что этот грант в форме субсидии существенно помог в становлении нашего предприятия.

— Виктор Александрович, Ваше предприятие называется «ТехКерама», что говорит о том, что здесь Вы занимаетесь либо проектированием, либо изготовлением технических керамических изделий для народного хозяйства. Это так?

— Следует сказать, что видов керамики очень много, приблизительно — около семидесяти. Это и бытовая керамика в виде сосудов для цветов и посуды. Это и сантехническая керамика — унитазы, раковины, кафельная плитка. Это и пьезокерамика — зажигалки, например. Это и СВЧ-приборы и все что связано с ними. И многое-многое другое.

— Мы же нацелены на выпуск так называемой функциональной керамики, то есть, керамики, которая используется в промышленности, а не в быту. Что это за керамика? Это керамика на основе оксида алюминия. Использоваться такая керамика может, например, в качестве изоляторов для печей, для электротехнических устройств. Такая керамика может использоваться в качестве направляющих для кабельной промышленности, где идет протяжка провода. Наша керамика может использоваться для изготовления химически стойкой посуды — различные тигли, лодочки и так далее. Это могут быть сопла для газовой горелки.

Одним словом, спектр использования нашей керамики довольно большой и охватывает одиннадцать отраслей народного хозяйства.

— Значит, Вы не разработчики, не проектировщики, а по сути — исполнители. Вы изготавливаете непосредственно конечный продукт, готовый к использованию в уже апробированных направлениях, если я Вас правильно понял?

— Абсолютно правильно.

— Виктор Александрович, а где у Вас расположены производственные цеха?

— Здесь же, в здании бывшего Телеателье, в соседнем помещении. Если Вы желаете, я могу Вам сделать небольшую экскурсию…

— С удовольствием принимаю Ваше приглашение, но экскурсию мы давайте сделаем после интервью, а пока ответьте, пожалуйста, какова численность Вашего персонала, сколько людей у Вас работает?

— Сейчас у нас в штате — четыре человека.

— Четыре человека всего? Немного… Но, воистину «мал золотник, да дорог». Таким небольшим количеством персонала Вы умудряетесь исполнять многочисленные заказы. Это ведь здорово! А насколько востребована Ваша продукция на рынке? Можно ли таким количеством персонала удовлетворить все потребности рынка, ведь, насколько мне известно, в России не так много предприятий, подобных Вашему?

— Мы ориентированы на единичное и мелкосерийное производство. Дело в том, что с того момента, как перестал существовать Советский Союз, ряд предприятий нашей отрасли просто закрылись или переформатировались на массовое производство. Для них выполнение заказов мелкими сериями нерентабельно и за такие заказы они не берутся. Поэтому востребованность у нас достаточно стабильная. К нам обращаются и с Сибирского химического комбината. Завод разделения изотопов, Сублиматный завод используют в своей работе масс-спектрометры. Такое же оборудование стоит в Зеленогорске. И здесь и там есть такие расходные материалы, которые периодически выходят из строя. Это керамические изоляторы. Они очень маленькие, но потребность в них достаточно стабильная, может быть, и небольшая — 300-400 штук в год. Раньше такие изделия делала Украина, но сейчас украинская сторона так задрала цены, что покупать у нее просто невыгодно. Поэтому комбинат обратился к нам, и мы начали поставлять на СХК эти изделия. И у Зеленогорска есть такие потребности, которые возникают с периодичностью: раз в два года. Мы удовлетворяем и эти потребности.

То же самое, мы можем сказать и о нашем предприятии «Сибкабель».

В этом году мы исполнили заказ для «Севмаша». Это Северодвинск, где делают наши российские подводные лодки. Для производства подлодок понадобилось полторы тысячи сопел для газовой сварки. Мы им сделали. Вроде бы полторы тысячи штук — это мало, но для нас это — очень хороший заказ.

Ну и таких примеров можно привести достаточно много.

— Виктор Александрович, а как Вас находят потенциальные заказчики? Откуда они могут узнать, что у нас — в Северске есть такое уникальное предприятие?

— У нас в Интернете есть свой сайт. Мы участвуем в выставках, в основном, через Томскую торгово-промышленную палату. Мы уже были в Челябинске, Екатеринбурге, Москве, Барнауле, Омске, Новосибирске, Кемерове. В таких городах мы всегда выставляем свою продукцию. Единственное, что не в каждом городе нам удается побывать, но молва о нас идет. В определенных заинтересованных кругах наше предприятие пользуется известностью. На нас вышли даже из Нижнего Новгорода. Они просто зашли на сайт, узнали о нас и предложили сотрудничество. Оказывается, нами заинтересовался военный холдинг ракетных систем тактического назначения.

На нас так же «вышел» всероссийский научно-исследовательский институт системы Росатома из Москвы. Мы тоже для них выполняли заказы. В настоящее время мы от них получили снова заказ на сорок тысяч наименований изделий из керамики. Если их устроит цена, то сотрудничество продолжится.

Очень плотно мы работаем с Новосибирском. Новосибирский электроламповый завод — один из наших учредителей, иногда присылает заказы на мелкие партии изделий. И мы эту «мелочевку» делаем с удовольствием.

Если посмотреть на географию — Хабаровск, Кемерово, Новосибирск, Северодвинск, Москва, Нижний Новгород, Ростов-на-Дону, Пермь — можно сделать вывод, что у нас заказчики находятся в крупных промышленных центрах России. Вот такие у нас заказчики.

— Виктор Александрович, Ваше предприятие встало на ноги, благодаря поддержке НП «АРП-Северск». А какова роль «АРП-Северск» для Вашего предприятия в настоящее время? Допустим, в дальнейшем развитии Вашего производства и предприятия, в целом?

— Мы с удовольствием продолжаем контактировать с «АРП — Северск» и ждем от них поддержки в части расширения наших производственных мощностей. Сегодня мы чувствуем, что нам не хватает их для определенных заказов. Мы хотим с мелкооптовых заказов перейти на заказы средних размеров, а для этого необходимо дополнительное оборудование и увеличение персонала нашего предприятия. Знаете, иногда заказчику нужно не только определенное количество изделий, но и ставятся определенные сроки, а мы в связи с имеющимися технологическими особенностями процесса изготовления — порою просто не успеваем.

Поэтому, мы сейчас обратились в «АРП-Северск» с просьбой рассмотреть возможность их участия в продвижении бизнес-плана в части расширения нашего производства. На какие деньги мы это будем делать — это вопрос уже другой.

— Может быть, Ваши партнеры найдут инвестора, да?

— Да, конечно. То ли это будет инвестор, то ли деньги госкорпорации «ТВЭЛ» для развития предпринимательства, то ли это будет федеральная или региональная программа поддержки малого бизнеса — пока не знаем.

— Мне известно, что есть предложения заложить в региональный бюджет специальные средства для поддержки малого и среднего бизнеса…

— Мы в свое время получили грант областной администрации в 2008 году, который мы успешно освоили. Что касается областных программ поддержки, то там объемы всего до 500 тысяч рублей. Мягко выражаясь, для нас эти средства слишком ничтожно малы. Только одна высокотемпературная печка стоит порядка одного миллиона рублей. Или взять, к примеру, литейную машину — она тоже стоит не менее одного миллиона рублей.

Поэтому, мы, конечно, воспользуемся всеми имеющимися возможностями. Но пока я не видел конкретных решений областной администрации по этому поводу. Пока только разговоры по обсуждению этой проблемы. Более реалистична поддержка госкорпорации «ТВЭЛ». Но пока тоже конкретики нет. Но вместе с «АРП —Северск» мы работаем. Сейчас же агентство предлагает нам участие в различных семинарах, помогает расширять наш кругозор и устанавливать новые связи.

— Планы Ваши понятны. Проблемы тоже понятны — нехватка финансирования?

— Не только и не совсем. Дело в том, что сейчас в мире возникли проблемы с перекачкой химически активных жидкостей и жидкостей, содержащих абразивные включения. Возьмем те же пластовые воды. Так вот, та напорная аппаратура, которая используется для перекачки — подвергается воздействию. Поэтому весь мир переходит на керамические вставки для шаровых кранов и задвижек. И такая потребность оценивается в десятки тысяч штук. Мы совместно с Новосибирским электровакуумным заводом освоили выпуск одной из позиций по этой номенклатуре — шаровой кран. Но шаровой кран требует серьезных допусков и механической обработки. К сожалению, у заказчика иногда есть требования, чтобы наши изделия выпускались с определенным допуском в несколько сотых миллиметра. Мы этого сделать по своей технологии не можем, нет такого оборудования. Такие допуски могут обеспечить только в Москве. Сейчас мы пытаемся с нашими северскими партнерами и партнерами в Западной Сибири найти решение этого вопроса на местном уровне. Это одно направление. Второе направление — мы очень тесно начали сотрудничать с нашим северским институтом по изготовлению собственного сырья для продукции. Качество сырья определяет качество продукта. Сейчас мы сырье закупаем, а хотелось бы иметь свое. Схема подготовки сырья трудоемкая, но с институтом мы нашли новую технологию. Создается специальная лаборатория по изготовлению сырья. Думаю, мы решим и эту проблему.

— Виктор Александрович, по сути, Вы демонстрируете инновационный подход в своем производстве, когда оно вместе с наукой выдает конечный продукт. Это здорово. Я желаю всяческих успехов Вашим начинаниям и желаю, чтобы Ваши планы удачно реализовались.

Источник: «Новый Диалог»