Он прошёл путь от торговца луком на узбекском рынке до успешного московского ресторатора. Когда-то был одним из «понаехавших» и проводил ночи в отделении милиции как нелегал. Сегодня по вечерам личный водитель отвозит его домой на Рублёвку.

Поношенный свитер и старые джинсы этот парень сменил на дорогой костюм и брендовые часы. В свои 27 Ойбек Хайдаралиев миллионер. Создатель сети заведений общепита. И уже ни у кого не повернётся язык крикнуть вслед обидные слова, унижающие его нацию.

Почему десятки владельцев столичных ресторанов ждут именно его совета? Как за 2 месяца поднять загибающийся бизнес с колен и увеличить выручку в три раза? И можно ли в в кризис умудриться зарабатывать гораздо больше, чем до него?

Ресторатор Ойбек Хайдаралиев делится своей философией бизнеса.

Детство

Мои родители интеллигенты. Мама — учительница, папа работал энергетиком на заводе. Получали немного, зато стабильно. Раз в неделю давали мне 3 рубля на карманные расходы. Этих денег хватало на несколько пирожков или коржиков. А хотелось ещё и девчонок мороженым кормить. Был совсем малым, но уже нравилось крутиться, зарабатывать.

Мы жили на границе Узбекистана и Киргизии. Советский Союз развалился, и в последней дела шли совсем плохо. Там не оставалось даже запасов зерна. Поэтому хлеб был очень дорогой. Я покупал булки в Узбекистане и вёз их на велике в Киргизию. Продавал по нормальной для них цене, но, конечно, с огромной накруткой по узбекским меркам. В день можно было мотаться туда-сюда 3–4 раза. Пользовался тем, что солдаты на границе ребёнка не трогали. Так у меня стали водиться нормальные для школьника деньги.

Только самое лучшее

У одного пацана в школе появился фотоаппарат Кодак КВ—10. Полуавтомат, легенда тех лет. Я не мог этого пережить. Всегда нужно было, чтоб именно у меня всё было самое лучшее. Он стоил 510 рублей. Для сравнения: взрослый человек получал зарплату в 300 рублей. То есть вещь реально была дорогой. Где эти деньги взять семикласснику?

Можно было ждать Дня Рождения и клянчить такой подарок у родных. Но я решил действовать сразу. Этот фотоаппарат стал моей первой серьёзной бизнес-мотивацией.

Причём я не просто на него заработал, но даже дал рабочие места другим. Один мой родственник занимался луком. Урожай собрали, но как обычно, много пропустили. Если что-то выращивают в промышленных масштабах, на такое не обращают внимания. Я вызвался собрать остатки. Сам в земле рыться не любил. Позвал женщин-соседок. Жили они небогато и с радостью решили подзаработать. Собранный лук сдал на рынок. Выручка — 650 рублей. Пошёл и купил себе тот Кодак. Ещё и осталось. Я тогда понял: если ты чего-то сильно хочешь, можно взять и добиться этого самому.

Когда родные узнали о моих способах заработка, чуть со стыда не сгорели. Мне влетело по первое число. Заниматься такими вещами ребёнку из хорошей семьи было позорно. Масла в огонь подливали и мои постоянные прогулы школы.

Вместо того, чтобы сидеть на уроках, я пропадал на границе. В конце концов родителям надоело за мной гоняться, они махнули рукой и смирились с моей безнадёжностью.

Так продолжалось, пока однажды на границе меня за шиворот не поймал мой дядя. Он бизнесмен, владел баром, бильярдной, магазинами и гостиницей. В нашем городе его знали все, и ему надоело, что постоянно показывают пальцем из-за племянника. Сказал: «Раз хочешь денег — будешь тогда работать по-нормальному. Возьму тебя в бильярдную администратором».

В бильярдной мне было скучно. Денег дядя давал достаточно, но целыми днями сидеть и просто присматривать за залом становилось невыносимо. Тогда попросился у дяди работать официантом в бар. Уже через месяц выручка увеличилась, а недостачи исчезли. Сотрудники просто не могли воровать, потому что их контролировал свой человек от начальства.

Это были мои первые достижения в ресторанном деле. Дядя стал платить ещё больше. В школу старался ходить, но на домашние задания времени не оставалось. Пока мои одноклассники делали уроки, я делал деньги. Был уже не каким-то официантом, а дядиной правой рукой. И бизнес его шёл в гору. Когда учился в 11-м классе, он подарил мне авто Daewoo Espero. Надеялся, что после школы останусь в нашем маленьком городе и буду продолжать ему помогать.

У меня была жизнь, о которой старшеклассник мог только мечтать. Езжу на тачке, имею деньги, все девчонки в меня влюблены. Но я взрослел и понимал, что в том городишке у меня нет будущего.

Поступил в университет. Учился в Бишкеке, потом перевёлся в Москву. Манил этот город возможностей. Родители были против. Помогать в переезде мне отказались. Дядя разозлился и забрал машину.

Путь в столицу был не радужным. В поезде мне досталась боковушка. Трое суток ехал в душном купе, а в последнюю ночь у меня украли чемодан. Со всеми вещами. Деньги тоже были там, держать их при себе тогда мозгов не было, а пластиковые карточки никому ещё и не снились.

Москва встретила недружелюбно. К приезжим и сейчас не всегда радушны, а тогда из постсоветского пространства такие, как я, прибывали толпами. Нас откровенно недолюбливали. Меня постоянно забирали в милицию. Хоть и не имели права — я ведь официально был студентом московского ВУЗа. В отделении требовали денег. У меня их, во-первых, не было. Во-вторых, я бы всё равно не давал. Через пару часов отпускали.

Стал искать работу. Соглашались брать только грузчиком, уборщиком или на стройку. Я говорил: «Я меня крутой опыт! я бизнес вести помогал!», но отказывались устраивать даже официантом. Всё равно продолжал ходить и общаться с работодателями. В итоге взял один армянин в свою забегаловку. Сжалился, потому что сам когда-то был приезжим. Он мне объяснил, в чём моя главная ошибка.

В Москве встречают по одёжке. Хочешь нормальную работу — будь добр хорошо одеваться.

Старые джинсы и свитер сменил на брюки и рубашку — и из «понаехавшего» превратился в нормального работающего в столице парня. Я это правило советую всем запомнить. У тебя ничего не будет получаться, пока ты не начнёшь презентабельно выглядеть. Люди просто не будут воспринимать тебя серьёзно.

Вскоре устроился барменом в дорогущий ресторан. Уже через пару месяцев стал старшим барменом, а через полгода, благодаря моим усилиям, в заведении пропало понятие недостачи. Дважды директор отправлял меня на обучение. В «Ассоциацию барменов России», например. Все были в шоке: «Пришёл какой-то нерусский, а теперь по должности выше нас».

Но никакого секрета работы у меня не было. Просто делал всё ответственно и прозрачно. Ничего не крал и не позволял красть другим.

Ресторан был круглосуточным. Я работал 24 часа в сутки тоже. Это жёстко. Там была комната отдыха для персонала. Был душ. Так и жил. Спал урывками, от заказа к заказу.

За год из простого менеджера я вырос в помощника генерального директора. Выполнял 80% управленческой работы. На мне были 8 отдельных ресторанов. Ездил открывать заведения за рубежом.

Это как в спорте. Нагрузку увеличивали постепенно. И я справлялся, каждый день поднимая всё больше и больше килограммов. Но в один день на меня взвалили всё — вот всю 100-килограммовую штангу. И я сломался. Попал в больницу на экстренную операцию. Звоню директору, говорю, что завтра не смогу выйти. А мне: «Я тебе болеть запрещаю. Без тебя тут всё встанет. Собирайся и приезжай прямо сейчас». Именно в этот момент пришло понимание, что пора начинать своё дело и ни от кого не зависеть.

Собрал команду из нескольких человек, чтоб делать ребрендинг. Вместе с ребятами мы меняли дизайн, меню, иногда вообще формат заведения. Первых клиентов искал сам — просто приходил к владельцам и спрашивал, нужна ли помощь. Работали мы практически по себестоимости, поэтому предложение заинтересовало многих. Умирающие заведения за считанные месяцы стали выходить в плюс. Люди вскоре сами начали ко мне обращаться. Тогда я ввёл и другие услуги — обучение персонала, консультирование, показательное управление. За 3 месяца заработал больше миллиона.

Я хорошо понимал, как должен выглядеть и работать успешный ресторан. У меня появились деньги, чтобы уже самому выкупать убыточные заведения. Выбрал формат чайханы с достаточно демократичными ценами. В Москве подобных не было — все с чеком выше среднего.

Клиенты пошли, появилась хорошая выручка. Первые 5 ресторанов объединил в сеть «Чайхана „Чайхауз“» — сетевикам легче развиваться.

У меня прямо выросли крылья. Думал, за год хоть 50 ресторанов смогу открыть! Но пыл охладила одна моя главная недоработка. Отсутствие сильных управленцев на местах. Заниматься всеми чайханами одновременно у меня уже перестало получаться чисто физически. Там стал происходить бардак.

В итоге от трёх заведений отказался. Одно вообще буквально подарил. Оставил себе только два — в Домодедове и в ТРК «Вегас». Думал, где бы найти хорошую команду. Захотелось пообщаться с ребятами, кого волнуют такие же вопросы. Вспомнил, что в интернете видел ролик, где в БМ подписывали декларацию на покупку Rolls-Royse. Я такую машину всегда хотел, но пока так и не смог купить. А ребята на неё заработали всего за несколько месяцев. Подумал: раз у них получилось, а у меня нет — значит их стоит послушать.

Первое знакомство с БМ

На своё первое занятие в ЦЕХе приехал часа за 2 до начала. Надо уточнить, что оно только для меня было первое, а для остальных уже второе. Я просто не мог в прошлый раз присутствовать. Думал, быстренько зарегистрируюсь, отлучусь, решу пару вопросов — и потом уже к началу подъеду. Каково же было моё удивление, когда увидел в зале человек 300! За пару часов до начала! Они все друг другу что-то взахлёб рассказывали.

Причём аудитория разношёрстная — тут и студенты, и взрослые мужики в костюмах, и девушки с наманикюренными ручками. Думаю, что их всех объединяет? Звоню жене, говорю: «Тут секта какая-то!..» Но интерес после увиденного был такой сильный, что просто не мог не остаться.

Принцип декларации мне был уже хорошо знаком. Раньше мои руководители всё время загоняли меня в такие условия, когда просто не оставалось другого выхода, кроме как развиваться в бешеных темпах. Сначала они заставили меня взять в кредит Range Rover Sport.

Он был из салона, почти новый, с крохотным пробегом. Для меня по тем временам просто космос! Понятия не имел, как выплачивать этот долг. Но жизнь моя поменялась вмиг. Эта машина заставила чувствовать себя уверенно, я даже ходить по-другому стал.

Работал так бешено, что рассчитался за неё всего за год. Пришёл к ребятам, говорю — всё, я это сделал. Давайте отмечать. А они мне: «Молодец! Теперь берёшь дом на Рублёвке. Мы уже договорились о рассрочке».

Это встряска, это самый лучший пинок. Ты можешь сколько угодно сидеть и мечтать о крутой тачке или новом коттедже. Декларация заставит тебя перейти от разговоров к действиям.

В БМ мне в голове как будто нарисовали карту. Поместили на неё мой опыт, мои ресурсы и начертили путь, куда идти и что при этом применять. Понял, что мне одному эти 50 ресторанов не нужны. От управления таким количеством просто голова опухнет. В то же время можно владеть и сотней, и тысячей заведений — условно. Под моей франшизой. Своим огромным опытом легко и подавиться. Не нужно жадничать. Поделился — люди тоже начали зарабатывать. Какая энергия хорошая, а!

На тот момент мой доход был 600 тысяч в месяц. ЦЕХ длится 2 месяца. Пообещал, что к концу занятий заработаю 2 миллиона. Сделал их уже в первый месяц. И знаете как? просто сел и начал прозванивать свою телефонную книжку.

Думал, что сейчас, в кризис, ресторанный бизнес спит. А на самом деле заснул я

Как только начал действовать, общаться с людьми — сработал инструмент «сарафан». Сразу продал 2 франшизы и подписал несколько контрактов на ребрендинг.

Успех удивил. Причём стоимость курсов в БМ просто смешная. За ЦЕХ не 30, а 300 тысяч отдать не жалко. Настолько он эффективен. Я уже не маленький и знаю, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

Стал думать, где подвох. Поближе познакомился с Петром Осиповым и Михаилом Дашкиевым. И понял, что развода никакого нет! Просто запускается механизм, который уже не даёт тебе сидеть сложа руки или сомневаться.

Я здесь всего 2 месяца, а знаний столько, сколько не получил за все 11 лет моего ресторанного дела. Если б пришёл сюда раньше, мне бы и двух лет хватило, чтоб достигнуть с нуля всего, что сейчас имею. Если ты что-то получаешь, но при этом ничего не отдаёшь — ты паразит. Другое слово и не подберёшь. А паразиты особо не развиваются, как известно. Это одно из главных правил БМ, и я его хорошо усвоил. Теперь каждую субботу приезжаю сюда волонтёром и рассказываю начинающим рестораторам всё, что сам знаю. Вот недавно вернулся с «Тренинга тренеров» из Калининграда.

Пакуем смыслы

Что я делаю сейчас? Сайты. Их два. Каждый нацелен на отдельное направление моего бизнеса — продажа франшиз и ресторанное консультирование. До БМ с интернетом был «на ты». Даже не предполагал, каким сильным инструментом может быть сайт. Особенно когда его создал сам. В России кто обычно этим занимается? Айтишники да дизайнеры. Ни те, ни другие не знают, как продавать. Сайт должен делать предприниматель. Этому я сейчас и учусь.

У меня дом на Рублёвке. Вокруг такая красота, роскошь, спокойствие. Но я теперь всерьёз задумываюсь оттуда переехать. Там не просто хорошо — там слишком хорошо. Туда приезжаешь — и кажется, что ты всего уже достиг. А я сейчас понимаю, что мой потенциал не реализован даже на полпроцента.

Одно время жил в Германии — открывал ресторан во Франкфурте-на-Майне. Могу сказать, что в Европе амбициозным людям делать вообще нечего. Да, тебе помогают открыть своё дело. Ты начинаешь нормально зарабатывать. Но дальше всё — потолок. Законы построены так, чтобы все были равны и процветал один сплошной средний класс. А для меня остановка — это уже деградация. В России же всё кардинально по-другому. Здесь миллионы возможностей для роста. А люди живут и ноют. Думают, что за границей лучше.

Источник: molodost.bz